Вплоть до появления авангардного искусства двадцатого века западная живопись определялась центральной перспективой.

Перспектива на иконах и фресках - совершенно иная. Ее зовут обратной или византийской перспективой. Это увеличивающаяся перспектива, она достигается засчет того, что линии, удаляющиеся от зрителя, не сходятся в некой воображаемой отдаленной точке, а наоборот - расширяются при их удалении от зрителя. Человек перед иконой не является хозяином и виртуальным владельцем мира, а участником в Божием создании.

Разрушению иллюзии способствует и многоцентричность икон и фресок. Наличие нескольких центров помогает нам посмотреть на лики или предметы из нескольких углов одновременно, не удовольствоваться иллюзией одной статической и пассивной, монокулярной «циклопской» точки зрения.

Иконы изображают и несколько временных отрезков одного и того же события. Событие видится из перспективы конца времени, когда упраздняется разделение времени на прошедшее, настоящее и будущее. Оттуда один и тот же лик иногда появляется несколько раз на одной и той же фреске или иконе.

На иконах нет теней, все извне охвачено и изнутри проникнуто нетварным светом Божиим. Носителями теней являются только злые существа, безобразно уменьшенные в своем саморазрушении, не имеющие в Боге основу своего существования.

Иконы изображают и человека и мир уже преобразованными в эсхатоне, в событиях конца истории, когда Бог будет во всем и ничего не будет существовать вне Бога и Его света.

В раннехристианской Церкви особенно широко был распространен язык символов. Этот символизм объясняется прежде всего необходимостью выразить средствами искусства истины, которые не подлежат прямому изображению. С другой стороны, скрывать от оглашенных до определенного времени основные христианские таинства было правилом, установленным святыми отцами и основанным на Священном Писании. Язычнику не открываются тайны об Отце и Сыне и Святом Духе. Даже и пред оглашенными не говорят открыто о тайнах, но о многом большей частью говорят прикровенно, чтобы верные, знающие это, размышляли, а незнающие не получили вреда.

Язык иконы - это язык Православной Церкви, напоминающий человеку, что он - икона Божия, и что лишь жизнь в таинствах дает ему возможность вступить в живое общение со своим Образцом - Богом Создателем.

Существование Бога икона доказывает любовью,
а не доводами.

Верность преданию не есть верность старине, это живая связь с полнотой церковной жизни, со святоотеческим духовным опытом, и оригинален, аутентичен, только тот живописец (иконописец), который достигает Источника, достигает Бога.

На верных списках с древних образцов эти образцы не просто скопированы, так как иконописцу, конечно же, предоставлена возможность проявить подлинную свободу и творческое самовыражение. Хотя речь идет о списках с древних образцов, т.е. практически об их умножении, - все же нельзя найти две одинаковые иконы, так как сходство, которое в них замечаем, лишь подчеркивает оригинальность и индивидуальность каждой из них.

По православному учению икона становится таковой, собственно, лишь тогда, когда Церковь признала соответствие изображенного образа изображаемому первообразу, или, иначе говоря, наименовала образ. Право наименования, т. е. утверждения самотождества изображаемого на иконе лица, принадлежит только Церкви.

Следовательно, как внутреннее содержание святой иконы постижимо только богодухновенным иконописцам, точно так же оно доступно только одухотворенным иконопочитателям.

Цель православной христианской культуры - как можно больше божественного внести и осуществить в человеке и в окружающем его мире, воплотить Бога в человеке и в мире. Имея в виду богооткровенную истину, что человек создан по образу Божию, и что он - личностная икона Живого и Троичного Бога, можно сказать, что «земная культура есть икона Царства Небесного».

Лики святых на иконах «изображаются с точки зрения вечности», и на них изображается не лик смертного, падшего и земного человека, а лик духовно пересозданного, обоженного, святого, спасенного и небесного человека - нового Адама. Речь идет о ликах, в которых воссияал свет Христов. Православная иконография представляет (изображает) духовно преображенный мир и христианина возводит к этому миру и вводит в него с целью сделать его гражданином этого мира. Речь идет о непреходящем и вечном мире - о Царстве Небесном